БИОЛОГО - ПОЧВЕННЫЙ ИНСТИТУТ  НАЦИОНАЛЬНОЙ АКАДЕМИИ НАУК  КЫРГЫЗСКОЙ РЕПУБЛИКИ

29.11.16. СК.-БПИ

 

ДАЙТЕ ЖИТЬ НАУКЕ О ЖИЗНИ

«СК» | ноября 29, 2016

Открытое письмо коллектива Биолого-почвенного института Национальной академии наук КР

Всем известно, что сохранение разнообразия растений, грибов, животных, микроорганизмов и их естественных сообществ необходимо для поддержания и продолжения Жизни на планете Земля. Совокупность местных экспертных знаний о биоразнообразии — одна из основ рационального природопользования и перспектив устойчивого развития в каждом государстве.

Сохранение этого потенциала на необходимом уровне — одна из ключевых проблем и в Кыргызстане. Ни американцы, ни турки за нас этим заниматься не станут, да и сделать как следует не смогут. Без сохранения окружающей среды и рационального использования возобновляемых ресурсов невозможно устойчивое развитие общества — основа государственной внутренней и внешней политики Кыргызской Республики.

В государственной научно-технической политике одной из приоритетных сфер является развитие стратегии экологической безопасности страны, в первую очередь решение проблемы сохранения гено- и ценофонда растительного (исчезающие виды растений, сокращение запасов полезных растений и грибов) и животного мира (охотничье-промысловая фауна, международная торговля исчезающими видами, сокращение численности эндемичных рыб).

Важными аспектами биобезопасности и продовольственного обеспечения КР являются проблемы расширения ареалов патогенных и чужеродных организмов. Например, возбудитель бактериального ожога плодовых культур (карантинный организм, в КР впервые был выявлен учеными нашего института), а также возбудители других грибковых, бактериальных, вирусных заболеваний и их переносчики — объекты, тоже требующие неусыпного внимания и биологов, и хозяйственников. Во сколько миллионов у. е. можно оценить своевременное (на ранней стадии) выявление таких пришельцев и мигрантов, как амброзия полыннолистная, алжирский малярийный комар, черно-бронзовый сосновый усач и южноамериканская томатная моль-минер? От этого напрямую зависят качество растениеводческой продукции и продуктов ее переработки, а следовательно, и экспортная конкурентоспособность страны, благосостояние и здоровье ее граждан.

Основными источниками экономической стабильности и безопасности Кыргызстана являются земельные ресурсы. «Земля наряду с природными богатствами и недвижимостью является одним из китов, на которых держится экономика», — подчеркивал глава Казахстана. Так как земельный вопрос был, остается и будет главным в политике, экономике, экологии и социальной сфере, необходимо проявлять особый интерес к почвам, их разнообразию и качественному состоянию как к источнику всех наземных богатств, ценнейшему природному ресурсу и базису национального производства. Необходимо понимание важности этого вопроса не только в стенах Национальной академии наук, но и на государственном уровне — в министерствах и Жогорку Кенеше, в прокуратурах и судах всех инстанций, всеми гражданами, желающими завтра жить в благоприятной, а не в кризисной обстановке.

Жизненный уклад и культура кыргызского народа с древних веков связаны с дикой природой и ландшафтом, а прекращение исследований в области биоразнообразия как природного наследия создаст опасность потери национальной культуры.

Угроза гибели дикой природы, а вслед за тем и Жизни на планете заставила международное сообщество разработать и приступить к реализации долгосрочной системы мер сохранения биоразнообразия. В 1992 году в Рио-де-Жанейро главы государств большинства стран подписали Конвенцию о биологическом разнообразии, согласно которой взяли на себя обязательства осуществлять национальные стратегии и действия по его сохранению. К конвенции присоединилось более 180 стран, КР ратифицировала ее 26 июля 1996 года.

Контрасты природы Кыргызстана: расположение в центре евразийского континента, вдали от океанов и морей, в окружении обширных пустынь, различно ориентированные горные хребты, поднявшиеся выше снеговой линии, сложный генезис флоры и фауны — все это обуславливает богатство и уникальность живой природы республики. Для небольшой по площади страны (198,5 тыс. кв. км) характерно такое разнообразие почвенного покрова, растительного и животного мира, какого лишены соседние и многие географически удаленные государства. Поэтому Тянь-Шань и Памиро-Алай входят в число 200 приоритетных экорегионов мира. Нет нужды перечислять все систематические группы растений, грибов, животных и количество видов в каждой из них. Но обязательно нужно отметить, что общее их число — не менее 24 500 видов только лишь многоклеточных существ, из которых почти
3 000 — эндемики (не встречаются более нигде в мире), а более 300 достоверно находятся под угрозой исчезновения в нашей стране — таково, что охватить это богатство (даже на минимальном уровне внимания) не под силу ни десятку экспертов, ни десятку университетов. Достаточно взглянуть на оба издания «Красной книги Кыргызской Республики»: большинство их составителей — ботаники и зоологи Биолого-почвенного института НАН КР, не говоря уже об авторах источников информации.

Существенное значение в развитии биологических исследований в республике имело открытие в 1943 году Биологического института (ныне — Биолого-почвенный институт, БПИ) в составе Киргизского филиала АН СССР, преобразованного в 1954 году в АН Киргизской ССР. Со дня основания и до настоящего времени БПИ НАН КР был и остается безусловным научным и консультативно-методическим центром изучения таксономического и экосистемного биоразнообразия, а также проблем, связанных с сохранением окружающей среды. Не менее четырех поколений ученых развивали науку о Жизни и ее базовые отрасли, обеспечивали достойный авторитет страны в мировом научном сообществе. На базе нашего института созданы крупнейшие в регионе коллекционные фонды компонентов растительного и животного мира республики, а также единственный в стране зоологический музей, который в этом году отметил свое 90-летие.

Институт располагает потенциалом высококвалифицированных специалистов: биологов, биогеохимиков и почвоведов, общее количество сотрудников — 86, из них 54 научных работника, в том числе один академик, 9 со степенью доктора наук, 23 со степенью кандидата наук.

Сотрудники БПИ НАН КР имеют опыт в подготовке и реализации многих национальных и международных программ, таких как Национальный план сохранения и устойчивого использования биоразнообразия в Кыргызской Республике до 2025 года, Программа изучения состояния популяций горных баранов и горных козлов и их сохранения на 2010-2014 годы на территории Кыргызской Республики, а также являются участниками Государственной программы развития рыбного хозяйства Кыргызской Республики, Государственной программы по радиационному мониторингу (совместно с МЧС КР) и ряда других.

Совместно с Госагентством охраны окружающей среды и лесного хозяйства обосновывается создание новых и проводится мониторинг действующих особо охраняемых природных территорий (ООПТ). По договорам с ООПТ составляются совместные планы и темы научных исследований, руководят которыми сотрудники института. По результатам проводимой инвентаризации готовятся систематические списки растений, грибов и животных по отдельным заповедникам — основа мониторинга на очень продолжительную перспективу (потому что пока, к сожалению, ухудшение качества окружающей среды не замедлилось, а, скорее, наоборот, прогрессирует).

Сотрудники БПИ активно и квалифицированно участвуют в разработке нормативных документов по использованию биоресурсов: объемам платы за использование, срокам, порядку и оптимальным способам. Проводятся многочисленные экспертные оценки современного состояния растительного, животного мира, почвенного покрова с/х угодий, в районах горнопромышленных разработок и т. д., при изъятии незаконно добытых объектов флоры и фауны, фитопатологические заключения по вредителям и болезням растений, вплоть до нужд трансграничной коммерции, нацбезопасности и судмедэкспертизы.

БПИ является авторизованной научной инстанцией и участником ряда проектов, поддерживаемых различными научными международными фондами, такими как МНТЦ, МАГАТЭ, ФАО, Фонд Кристенсена, Международный союз охраны природы и др. При такого рода адресной финансовой поддержке в последние годы открыты две лаборатории: научно-исследовательская по рыболовству и рыбоводству и биогеохимии и радиоэкологии, оснащенные современным оборудованием.

Помимо фундаментальных исследований (для проведения которых сохранен, можно прямо сказать, минимальный потенциал экспертов и информационно-материальной базы), институт участвует в инновационных разработках, например:

  • поиске перспективных растений, продуцирующих биологически активные вещества, проводится скрининг и отбор растений с высокой биологической активностью; оформлен патент на получение инсектицидного средства против виковой тли;
  • создании почвенных кондиционеров — инновационных препаратов для восстановления почвенных экосистем после деградации;
  • разработке методики реставрации книг (дезинфекционной обработки переплетов и бумаги) в золотом фонде ЦНБ НАН КР с помощью созданного антисептика и дальнейшего поэтапного микологического мониторинга биоповреждений (совместно с Институтом химии и химической технологии НАН КР и ЦНБ НАН КР).

Завершены исследования по методике вермикультирования с помощью комплекса сапрофитных организмов, в ходе которых отрабатывались условия разведения дождевых червей, испытывались новые типы субстратов и наполнителей. Продукт этих прикладных исследований — ценное органическое удобрение — вермикомпост. И этот список разработок может быть продолжен и вширь, и в прошлое, и, что наиболее важно, в завтра и в более отдаленное будущее.

В 2014 году правительством КР поднят вопрос о реформировании системы науки и возрождении научной деятельности. Концепция разработана и одобрена общественным экспертным советом по вопросам развития образования при Президенте КР. В этот период обсуждались и концепция, и проекты законов «О науке и об основах государственной научно-технической политики» и «О Национальной академии наук КР». Возможно (по мнению некоторых независимых внешних и внутренних аналитиков), сообщество научных работников приняло недостаточно активное участие в обсуждении и доработке проектов. Что ж, никто и не утверждал, что ход демократических преобразований в стране и в отдельных отраслях государства будет идеально ровным и лишенным дискуссий и даже каких-то конфликтов. Так или иначе в результате принято решение о целесообразности сохранения НАН КР, но с сокращением управленческой структуры и количества научно-исследовательских учреждений (институтов).

Из текста приказа президиума НАН КР №137-о/к от 14.11.2016 г. следует, что в реорганизованной «оптимизированной» структуре НАН теперь будет 16 институтов. Первоначально, на торжественном общем собрании НАН 10.11.2016 г., было озвучено, что в отделении химико-технологических, медико-биологических и сельскохозяйственных наук (ХТМБиСХН) НАН КР из семи институтов сформируют четыре путем слияния Института химии с Инновационным центром фитотехнологий, Института биотехнологии — с Институтом горной физиологии, Института леса — с Ботаническим садом, а Биолого-почвенный институт останется самостоятельным как старейший в отделении, имеющий высокий научный потенциал и в течение последних пяти лет являющийся лидером по всем показателям научной деятельности (в целях выбора оптимальных и справедливых путей реформирования НАН была специально разработана система рейтингов учреждений и показателей результативности научной деятельности). В концепции заложен логичный тезис о том, что в ходе реформ институты-лидеры должны сохранить прежний (самостоятельный) статус. Однако на следующий день, 11.11.2016 г., на заседании президиума НАН КР предложение бюро отделения ХТМБиСХН было проигнорировано и президент Академии наук А. Эркебаев внес предложение объединить БПИ с Институтом биотехнологии и Институтом горной физиологии.

Слияние данных учреждений искусственное и не отвечает современным интересам науки и государства. Научные направления Биолого-почвенного института и организационные принципы управления его деятельностью в корне разнятся с направлениями тех институтов, с которыми предлагается объединение таким авторитарным способом. Решение бюро отделения ХТМБиСХН и мнение коллективов институтов при этом не учитывались.

Как уже было сказано выше, несмотря на трудности и экономические проблемы, БПИ в течение многих лет проводит плановые программные исследования и совместно с другими организациями в области всестороннего познания биологического разнообразия, отдельных представителей дикой фауны и флоры принимает принципиальное участие в планировании охраны окружающей среды и мониторинге естественных экосистем (в том числе проводит радиологический мониторинг). Кроме того, это единственное учреждение, осуществляющее на протяжении более чем полувека хранение и использование невосполняемых коллекций мирового значения.

Исследования Института биотехнологии (до 1964 года — Институт животноводства МСХ Киргизской ССР, который был переведен в состав Академии наук по настоянию вице-президента академии Героя Соцтруда Н. Захарьева) носили и носят в гораздо большей степени узкий и прикладной характер и связаны с проблемами сельского хозяйства (овцеводства, ветеринарии и т. п.). Тематики Института горной физиологии находятся в органической связи с решением ряда проблем краевой медицины.

Коллектив БПИ выразил несогласие с такой схемой оптимизации структуры и направил президенту НАН А. Эркебаеву письмо-обращение от 11.11.2016 г., подписанное большинством сотрудников (разумеется, кроме находящихся в отпусках, на полевых работах, на Иссык-Кульской биостанции и отсутствующих по больничному листу). Прошедшая 21.11.2016 г. встреча коллектива Института с президентом НАН А. Эркебаевым и главным ученым секретарем Ч. Арабаевым состояла наполовину из общего вступления, хотя академики выслушали нескольких сотрудников с аргументами, контрдоводами и вопросами (желающих сказать или спросить было намного больше, чем позволял регламент встречи), однако А. Эркебаев в заключение признался, что восхищается учением генетика Н. Вавилова, и успокоил сотрудников обещанием подумать. 25.11.2016 г. состоялось очередное заседание президиума НАН КР, на котором не было сделано ни малейшего шага на пути поиска конструктивных компромиссов и оставлено в силе решение от 11.11.2016 г.

Тысячи лет медики руководствуются принципом «не навреди». Универсальных лекарств, как и способов оптимизации, не существует. Но есть общность генезиса и есть логика. Мезальянс в истории БПИ уже имел место быть (объединение даже с гораздо более близким по духу Институтом леса, бывшим отделом, не продлилось и года). Потому что сопоставлять успехи-неуспехи лесоведа или селекционера, с одной стороны, а с другой — ботаника-искателя неописанных видов или паразитолога — задача по меньшей мере непростая, но таящая в себе оттенок «экспериментаторства от нечего делать». Зачем же во второй раз пытаться насильно «пришивать» к научно-исследовательскому учреждению (НИУ) узкоприкладного характера однозначно нормально работающий и даже лидирующий институт? Если это делается в чьих-то интересах, то не в интересах сохранения национального естественнонаучного потенциала. Как в том случае, когда получившие степени в Америке и автоматически ставшие проводниками заокеанских стандартов лица громко высказывались за развитие университетской науки в КР путем немедленной ликвидации НАН (при этом даже не пройдясь по ее лабораториям) — как будто это поможет в одночасье прыгнуть в число супердержав — и добились большого «прогресса» для родной страны. А именно: наиболее способные и амбициозные юноши и девушки, не видя смысла продолжать учиться в (чего греха таить — коррумпированных и не сказать, что сильных) вузах на родине и опасаясь выбирать местом работы такую нестабильную НАН (а вдруг действительно ее сломают?), попросту уехали в другие страны и, вероятно, приложат теперь побольше сил, чтобы остаться там навсегда. Слов нет, обещанное нужно стараться выполнить, однако давно известен афоризм К. Пруткова, что «усердие все превозмогает, а иногда усердие превозмогает и рассудок». Мало кто внятно сможет обосновать, насколько принципиально число НИУ в НАН — 15, 16 или 17. Ведь за этими числами (или против них?) стоят другие: 40-60-летние традиции, десятки соглашений и договоров, завязанных на известные в регионе и добившиеся каждое каких-то своих достижений НИУ, в каждом из которых — 40-80 сплотившихся специалистов. Свойства целого не есть сумма свойств его частей…

«Не навреди» — а нас из лучших побуждений сливают в какое-то рискованное небывалое объединение, сотрудники которого печатались и будут продолжать печататься в неродственных изданиях, как будто на дворе не XXI, а XVIII век. Во-вторых, в результате этого мезальянса возникнет институт такого размера (более двухсот человек), какого в истории НАН КР не было на протяжении полувека, а возможно, никогда и не было. Никакой совместной работы между исходными разнокачественными частями этого объединения не будет — Лебедь, Рак и Щука потянут каждый в свою сторону, особенно в условиях ограниченных ресурсов. Какой станет атмосфера в таком внезапно и искусственно возникшем большом коллективе? И кому нужны эти перетасовки? Академии нужны реформы для прогресса или для галочки и сомнительного резонанса: «Ух ты, какие смелые административные эксперименты ставят в Бишкеке!» Лоббирование интересов с разных сторон непременно отразится на продуктивности работы и приведет к элиминации (вытеснению, уничтожению) одной стороной других. Можно не сомневаться: хватит и недели — Рак и Щука если и не утопят третьего, то общипают его так, чтобы тот уж никогда не взлетел… Бессмысленная возня не прибавит здоровья никому из этой троицы! А последующим шагом станет «уравнивание размера» — сокращение направлений, ликвидация отделов и т. п. Реалии дня внушают рядовым сотрудникам и завлабам, что «реформы» будут продолжаться до тех пор, пока не останутся одни реформаторы — без науки, которую можно и нужно оптимизировать. Вот чего не желают сотрудники-биологи.

Биолого-почвенный институт остался единственным научным учреждением в нашей стране, только здесь есть лаборатории, функционально объединяющие специалистов, которые комплексно изучают биоразнообразие почти всех компонентов растительного и животного мира, а также экологию и методологию его сохранения. Имеется реальное продолжение научных школ в виде 15 аспирантов, 14 соискателей и пяти докторантов (2013-2016 гг.), многих из этих молодых специалистов уже можно назвать энтузиастами — они работают на ставках 4-6-го разрядов единой тарифной сетки и стремятся работать еще лучше! Аналогичного научного центра в республике нет, и воссоздать подобное учреждение в будущем невозможно! В качестве примера можно привести печальные перипетии биологической науки в Таджикистане. Отделение биологических и медицинских наук Академии наук Республики Таджикистан было с огромным трудом восстановлено (после 10-летней войны). В нем функционируют 4 основных института биологического профиля: Институт ботаники, физиологии и генетики растений, Институт зоологии и паразитологии им. акад. Е. Павловского, Памирский биологический институт им. Х. Юсуфбекова, а также Центр инновационной биологии и медицины. И руководство соседней республики справедливо считает, что работа отделения возобновлена пока не полностью. Например, за 12 лет не осталось палеонтологов, слишком мало энтомологов и квалифицированных препараторов, а количество и особенно качество публикаций не достигает былого уровня и не достигнет его еще многие годы.

Резюмируя вышеизложенное, вносим частное предложение по вопросу оптимизации структуры НАН КР и представляем его членам президиума НАН КР: учитывая перспективу сохранения научных направлений и мнение коллектива Биолого-почвенного института, а также специфику исследований, принять мудрое взвешенное решение и соответствующим образом пересмотреть пункт 4 приказа президиума НАН КР №137-о/к от 14 ноября 2016 года «О вопросах оптимизации структуры НАН КР».